Газета Новичихинского района Алтайского края
Издается с 23 февраля 1935 года
Сегодня

Служба в Забайкалье

Недавно из армии вернулся новичихинец Максим Облызалов. Его служба прошла в более суровых, чем на Алтае, условиях. Воинская часть, куда получил назначение   наш земляк, находилась в Забайкалье. Новоиспеченный солдат быстро освоился среди сослуживцев. Как лучший водитель представлял батальон в соревнованиях по вождению техники с другими частями и подразделениями, добивался высоких результатов. Ко времени увольнения в запас имел поощрения от командования за успехи в боевой подготовке, примерную воинскую дисциплину, инициативу.

Вот что рассказал М. Облызалов о своей службе нашему корреспонденту:

– Моя родная часть – 5-я отдельная гвардейская Тацинская Краснознаменная ордена Суворова 2 степени танковая бригада. Место дислокации – Улан-Удэ, столица Бурятии. Моя военная специальность – старший водитель на автомобилях «Урал-4320», «КамАЗ-4310». В составе автомобильной роты подвоза боеприпасов мы были закреплены за танковой частью и с боезапасом должны были следовать за ней во время учений.

Перевозил в основном боеприпасы с истекшим сроком хранения: снаряды, гранаты, патроны со смещенным центром тяжести как запрещенные к применению – на уничтожение. Я за рулем, рядом старший – офицер или прапорщик. Больше всего рейсов сделал в город Петровск-Забайкальский на полигон под Читой в 350 км от части. Были поездки в Уссурийск, 72-й разъезд (есть такой военный городок), Владивосток.

Была ли служба интересной? Конечно! Вообще, шофер в армии, в каких войсках бы не служил, имеет особый статус. Как правило, это ненормированный рабочий день, так сказали бы на гражданке. У нас же под этим подразумевается неподчинение общему распорядку. Нам приходилось возвращаться из рейса ночью, рано утром. Предупредил дневального или дежурного по роте, и команда «подъем» тебя уже не касается.

Как кормят в армии, об этом спрашивают чаще всего. По количеству еды много: рис и гречка с мясом  картофельное пюре с рыбой, салаты, выпечка. Но все равно хотелось чего-нибудь домашнего. Иногда сами готовили себе жареную картошку. Была возможность посещать столовую частного предпринимателя, которая работала на территории части. Деньги имелись: ежемесячное солдатское содержание в 480 рублей, да из дома еще присылали. В общем, были сыты. Хватало сил и физподготовкой заниматься, и баранку крутить, и оружие осваивать. Пришлось пострелять из гранатомета, автоматов АК-74 и АКСУ. Автомат Калашникова с укороченным стволом был закреплен за мной.

Какая была экипировка?  Что касается обуви, то как в Барнауле надел берцы, так и не снимал, пока не порвались. Командир взамен свои отдал, впору пришлись. Зимой температура – до минус 50 градусов, а я в этих полусапогах-полуботинках. Но в кабине лежали бушлат, тулуп, валенки. На случай остановки двигателя есть во что переодеться. За год болел лишь однажды.

Службу никак однообразной не назовешь. Отдельные моменты напоминают гражданскую жизнь. Я же еще до призыва окончил курсы шоферов, получил права, научился хорошо ездить на легковой машине. Командиры заметили мои способности. Однажды комбат попросил свозить его с семьей на Байкал, на его автомобиле. Выдали увольнительную записку – и вперед. 250 км пути, но с пятницы по воскресенье хватило времени отдохнуть.

После 5 месяцев службы я стал старшим водителем – ефрейторская должность, и мне добавили обязанностей. С этого времени больше, чем я, никто в рейс не ходил. Но теперь мало было доставить груз по назначению. Надо еще  смотреть за состоянием техники, находящейся в боевой готовности. Это 26 автомобилей на станции и еще по два – на других объектах. Особую важность представляли автомашины, загруженные боеприпасами. Наряду с другими ответственными лицами я следил за укомплектованностью техники. Мне как шоферу достаточно беглого осмотра, чтобы убедиться, все ли на месте. Иногда с автомобилей кое-что воровали. Однажды ночью с кузовов похитили 8 тентов. Виновников нашли среди гражданского населения. Случалось, что солдаты с машин своих же товарищей снимали зеркала, генераторы и другое. А требование к тому, чтобы автомобиль был полностью укомплектован, приходилось выполнять. Пожалуй, пропажа и необходимость восстановления военного имущества – это самое неприятное из того, что бывало на службе.

Что касается дедовщины, она есть и, уверен, была и будет. Я, например, пострадавшим от нее себя не считаю. В армии есть свои традиции за рамками устава. Ребятам достаточно быть нормальными людьми, чтобы не делать глупостей. Власть командира любого ранга, сила старослужащего не должны приносить зло. Думаю, в большей мере так у нас и было. Как у вновь прибывшего в часть сложится служба, зависит прежде от него самого. Неприятности могут возникнуть у каждого, но не надо унижаться и замыкаться в себе. У нас в роте были своеобразные посвящения при достижении определенного срока службы: с юмором и шуткой. Каждый их проходит. При этом важно оставаться самим собой. На тебя смотрят: насколько ты крепок, что умеешь делать? По твоим способностям и обязанности дадут.

Про себя скажу, что отслужил  нормально. Повышения в звании не получил, так как, бывало, пререкался со старшими. Но приказы, задания выполнял. Меня спрашивают, если служба шла хорошо, почему не заключил контракт на сверхсрочную? Звали, предлагали. Из шести земляков-алтайцев, кто служил рядом, двое остались. Я отказался, потому что далеко от дома, и никого из родственников нет поблизости. О своем решении не жалею.

Просмотров: 334
cackle_widget.push({widget: 'Comment', id: 33957}); (function() { var mc = document.createElement('script'); mc.type = 'text/javascript'; mc.async = true; mc.src = ('https:' == document.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://cackle.me/widget.js'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(mc, s.nextSibling); })();