Газета Новичихинского района Алтайского края
Издается с 23 февраля 1935 года
Сегодня

Невыдуманные истории

За многие годы работы корреспондентом вышел не один десяток моих публикаций на тему, которой невозможно касаться без боли в сердце. Это беда, которая разлучает любящих друг друга людей, оставляет детей сиротами, сокрушает все вокруг. Беда, которую мы все видим, но далеко не все признаем. Беда, над которой хохочут до слез перед экранами телевизоров, а уж над анекдотами на эту тему просто покатываются со смеху. И как же трудно, а то и вовсе невозможно остановить этот демонический хохот. Как трудно заставить человека, попавшего в беду, остановиться, задуматься о своей жизни, а, главное, протянуть ему свою надежную руку, помочь.

О том, как один человек бросил пить

Разговоры о пьянстве у меня с людьми заходят нередко. Не могу, не вправе осуждать никого, в том числе и тех, кто погряз в этом пороке. Мне их искренне жаль. И еще больше жаль, что многие, если не сказать, большинство, смирились со своей участью и даже находят себе оправдания, между тем, все глубже и глубже погружаясь в смертельное болото.

– Хотите, расскажу, как я пить бросил? А ведь поддавал о-го-го как!

На меня смотрит веселыми глазами счастливый человек.

– Знаете, кто меня спас, кто выручил? Ангел хранитель. Я в Бога очень даже верю!..

Антон проснулся от дикой головной боли. На голове, казалось, была шапка из раскаленных углей. Ныло все тело. Смутно вспоминалось вчерашнее.

О «лекарстве» Антон, зная себя, заботился всегда заранее. Заветная стояла в холодильнике. «Вот и хорошо! Вот и выпей! Вот и молодец!» – словно кто-то хрипло нашептывал ему. Он с трудом, не открывая глаз, добрался до холодильника. Взял заветную, стакан. Что-то заставило его помедлить. Антон поднял глаза. Странно, он почему-то оказался перед зеркалом, из которого на него смотрел взлохмаченный человек с помятым отекшим лицом, с бутылкой в одной руке и со стаканом в другой. Антон пришел в ужас, по телу поползли мурашки. Ноги налились свинцом и не было сил сдвинуться с места. «Это кто? Это я?!»

В окно ярко светило зимнее солнце. Антон не отрывал взгляда от своего отражения в зеркале. «Да ты что, парень? Руки есть, голова на плечах, а ты что с собой делаешь?» Он поднял руку, в которой держал бутылку, равнодушно поставил ее на стол, еще до конца не осознавая того, что с ним, а вернее, в нем самом, произошло что-то очень важное.

Раздевшись до пояса, Антон набрал из-под крана ведро ледяной воды, без тени сомнения вылил в него содержимое заветной, вышел на улицу и, зажмурившись, опрокинул ведро на себя…

Открыл глаза и увидел все вокруг в совершенно необыкновенном свете.

– Что-то розово-блестящее, понимаете! И легкость такая – не передать!..

Воздух словно состоял из крошечных колокольчиков. Вокруг струился какой-то дивный аромат. Голова и все тело было легким. А в душе радость. И где-то там, в самой глубине еще неосознанное: «Пить больше не буду. Никогда! Все!»

– С тех пор ни капли в рот не беру. Не хочу! Было иногда, что потянет, я скорее Ангела своего прошу – помоги! И самому, конечно, решимости надо набраться.

Антон глянул на часы, хлопнул дверцей иномарки, которая вскоре скрылась из виду. Счастливый человек, спокойный, радостный. Любимая работа, семья. Ангел хранитель рядом. И Бог в сердце. Разве этого мало?

 

Девочка и ночь

Она стояла, прижавшись к стене большого магазина, вглядываясь в проходивших по тротуару людей. Сначала на улице было светло, потом опустились на город холодные апрельские сумерки. И, наконец, стало совсем темно.

Выходившие из магазина люди не обращали на девочку внимания. У нас ведь масса своих забот и проблем! Но вдруг, спустившаяся по ступенькам молодая женщина с двухлетней дочкой, уже пройдя мимо, остановилась. Девочка поеживалась от холода. Видно было, что стоит она здесь давно.

– Замерзла?

Девчушка кивнула.

– А кого ждешь?

– Маму…

– Она в магазине?

Девочка опустила глаза и отрицательно мотнула головой.

– Так что же ты здесь стоишь? Иди домой! Живешь-то где?

– Недалеко, за магазином. А домой не пойду, маму ждать буду.

Женщина почувствовала неладное.

– Послушай, – она присела перед девочкой на корточки. – Тебя как зовут?

– Даша…

– А меня тетя Юля. А это моя дочка Лиза!..

Лиза кивнула и сделала шажок к девочке.

– А почему ты не хочешь идти домой и подождать маму там? Дома тепло, светло…

– Нет, нет! Я дождусь ее, она всегда здесь ходит. Дождусь, возьму за руку и уведу домой, чтобы она не пошла к своим друзьям… Не думайте, она хорошая! Она добрая, я ее люблю очень. А этих ее друзей я ненавижу..!

Даша наклонила голову, и на розовую курточку закапали слезы.

У Юли все сжалось внутри. Двухгодовалая Лиза терпеливо ждала, переводя взгляд с мамы на девочку и обратно.

– Если я ее сейчас не дождусь, она опять придет утром, – всхлипнула девочка.

– Ты в каком классе учишься?

– Во втором…

Даша назвала номер школы. В этой же школе учился старший сын Юли.

«Маленькое, бесправное существо… Девочка моя милая!.. Как же тебе помочь, родная моя?»

Юля поймала себя на том, что ей чисто по-матерински захотелось приласкать Дашу, обнять, увести домой. Хотелось услышать ее смех, увидеть радостные глаза. Но как увести чужого ребенка да еще в такой ситуации?

– У тебя телефон есть?

– Да.

Даша протянула мобильник. В справочнике было два номера: «Мама» и «Бабушка». Первый был недоступен, на втором отвечали, что это какое-то депо и клали трубку.

Юля сделала еще одну попытку уговорить малышку и отвести ее домой.

– Нельзя тебе здесь оставаться, Дашенька. Темно, холодно, ты одна. Ты маленькая… Знаешь, какая беда может случиться?

– Как вы не понимаете! – срывающимся голосом сквозь слезы проговорила Даша. – Как вы не понимаете, что я хочу быть с мамой! Чтобы вечером мы что-нибудь делали вдвоем! Чтобы утром она меня в школу провожала… Я не хочу ночевать одна, не хочу быть одна! Я не пущу ее к друзьям, я ее обязательно уговорю, уведу!.. Я ее дождусь!

Теперь уже и из Юлиных глаз готовы были вот-вот брызнуть слезы. Если и увести ее домой, все равно ведь сюда вернется. Она позвонила мужу, и уже через несколько минут он пришел – живут они рядом. Успокоили девочку, обсудили ситуацию. Вроде убедили, что здесь оставаться нельзя. И позвонили в милицию. У обоих на душе было тягостно, но другого выхода не находилось. Не бросать же ребенка одного в ночи. Даша обреченно молчала. Юля обняла ее, прижала к себе. Муж взял на руки дочку.

– Не надо меня в милицию. Пожалуйста!..

– Дашенька, девочке нельзя оставаться здесь одной. Все будет хорошо!

Даша опустила голову. На курточку снова закапали горошинки-слезки.

Из машины она, подняв голову, посмотрела на них взглядом, в котором были боль, укор и обида.

От безысходности сжалось сердце. Юля заплакала. Они молча поднялись домой. В теплой уютной квартире пахло ужином, который приготовил муж, пока Юля с дочкой ездили в больницу навестить больную бабушку. Но есть не хотелось. Представлялась другая квартира в доме неподалеку, в которой девятилетняя девочка сама готовит уроки, а, проголодавшись, варит кашу себе и маме, ожидая ее, сама ложится спать, прислушиваясь к шорохам за дверью. А утром сама собирается и идет в школу. И всегда ждет, ждет, ждет. Потому что у нее есть хорошая, любимая мама. Вот и решилась силами своего любящего сердечка вырвать маму из лап беды.

Полтора года прошло с тех пор, как моя дочь позвонила и со слезами рассказала мне о случившемся. А я все не могу забыть. Каждый день поминаю в молитвах отроковицу Дарию и ее маму Кристину, прошу Господа за них. И прошу об этом всех, кто прочитает эту историю.

Людмила ЧУБАТЫХ.

Просмотров: 83
cackle_widget.push({widget: 'Comment', id: 33957}); (function() { var mc = document.createElement('script'); mc.type = 'text/javascript'; mc.async = true; mc.src = ('https:' == document.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://cackle.me/widget.js'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(mc, s.nextSibling); })();