Газета Новичихинского района Алтайского края
Издается с 23 февраля 1935 года
Сегодня

Армейские истории. Пленил французов и… получил отпуск

История эта произошла с новичихинцем Ю. М. Ларуковым в 1981 году, когда он был в армии. О ней рассказал мне как однополчанину. С Юрием Михайловичем мы служили в одном городе, жили в одной казарме. Но нас развело время – 10 лет. Узнали об этом недавно, случайно разговорившись на вечную для мужчин тему – об армейской службе. Остановлюсь на одном моменте. Мы оба съездили в отпуск домой, что большая редкость: за два года из каждой сотни срочнослужащих такая удача выпадала на 5-6 человек. Служили мы в группе Советских войск в Германии. Для нашей страны это было дорогим удовольствием – содержать войска за границей. В воинских частях заменить заболевших, убывших в отпуск было проблемой. В резерве никого не было. Дорого обходилась и поездка на Родину.

Понятно, главным у меня к Юрию был вопрос, за что дали отпуск да ещё в первый год службы? Оказалось, он был свидетелем шпионского скандала и, более того, участвовал в операции наших спецслужб. Как же это могло произойти, ведь он всего лишь был шофером авиационной воинской части? На такой вопрос, вообще-то, есть стандартный ответ: достаточно оказаться в нужный момент в нужном месте. При воинском звании «рядовой» Юрий занимал приметную должность – шофер при командире батальона. И вместе с ним немало поколесил по округе. Однажды в городе по тревоге подняли весь гарнизон – 5 воинских частей. Правда, каждая малочисленна, были и по 100 человек. Общий сбор, за исключением несущих боевое дежурство, караульную службу, состоящих в наряде объявили днем внезапно. Предстояло выполнить задание, не свойственное для авиаторов, связистов, танкистов, мотострелков: сработать за спецназовцев – заблокировать наш военный аэродром. До него от города «рукой подать» – чуть более 5 км…

Напомним, в то время шла «холодная» война: страны соцлагеря соперничали с капстранами, в том числе в противоборстве разведок. Устраивались провокации в отношении советских воинских подразделений, размещенных в Восточной Европе. Передвижение автомобилей с иностранцами мимо полигонов, радиолокационных точек, аэродромов было привычным. Впрочем, на плотно заселенных землях все было на виду, никуда не спрячешься, какие тут могут быть секреты?

… В один из обычных дней автомашина с дипломатическими  номерами и флажком французского посольства объявилась на территории аэродрома. Произошло это так. Сначала автомобиль свернул с автострады  и подъехал к самому отдаленному участку ограждения. Прибывшие перерезали колючую проволоку и заехали в расположение нашего подразделения. На ближайшей караульной вышке никого не было, поэтому нарушителей здесь не пытались задержать. Сигнализация же сработала и в роте охраны среагировали, поставив на месте въезда бронетранспортер. Заблокировав таким образом отступление, нашим военным оставалось потребовать объяснений. После рапорта по телефону в вышестоящие инстанции было приказано препроводить незваных гостей в приличные апартаменты и ждать прибытия начальства. Однако не получалось даже приблизиться к машине, которая двигалась с небольшой скоростью и маневрировала. Дипломатический статус транспортного средства не позволял применить более жесткие меры: расстрелять, взорвать. Оставалось одно: «загнать машину в угол», то есть лишить её свободного пространства. Юрий с командиром на тот момент был уже здесь. Между тем на аэродромной территории разворачивалась своеобразная карусель. За машиной французов устремились наши автомобили. Постепенно свободный сектор для передвижения иномарки неуклонно сокращался.   Неожиданно машина взяла направление на кустарниковые заросли вблизи внешнего ограждения и исчезла из виду. «Это для них ловушка!», «Они разбились!» – такие и подобные реплики раздавались среди участников преследования. Служащие на аэродроме знали, что говорят: автомобиль попал в большую воронку от бомбы, сохранившуюся со времен второй мировой войны. На рекультивацию этого места давно махнули рукой, грунта не хватит, да и со стороны смотрится зеленым оазисом.

Военные рассредоточились вокруг, рассматривая находившийся на дне ямы злосчастный автомобиль. Что делать? Спускаться вниз, взламывать двери, вытаскивать пассажиров? Но внутрь нельзя – это можно расценить как вторжение на территорию иностранного государства, и тогда неминуем дипломатический скандал. Решили применить подъемный кран. Когда его подогнали, возникла заминка: кто будет стропальщиком? Все понимали, что те, кто находился в машине, в своих действиях непредсказуемы. Они могут открыть стрельбу или произвести самоподрыв.

Так кто же спустится вниз и закрепит стропы? Командир дивизии – старший по званию из присутствующих офицеров – не приказывал, попросил: «Бойцы, на опасное дело посылаю тех, кто не боится и сам пожелает. Добровольцы, вперед! В награду – каждому отпуск на Родину». Тут-то комбат толкнул Юрия в бок: «Давай, действуй, домой съездишь». Размышлять некогда было. Наш земляк спустился вниз, отыскал на машине места, за которые можно зацепить стропы. За тем, что происходило в автомобиле, следить не было возможности. Вместе с Юрием было ещё пятеро. Чувство локтя придавало уверенности. После того, как стропы натянули стрелой крана, ребята выбрались наверх. Незамедлительно начался подъем автомобиля. Из него стали выпрыгивать и падать люди, всего пятеро. При задержании они не проявили сопротивления. Офицеры особого отдела дивизии увели их с собой.

Обещанный отпуск получил, и вскоре побывал дома.

На снимке (слева) Ю. Ларуков с армейским другом.

Просмотров: 56
cackle_widget.push({widget: 'Comment', id: 33957}); (function() { var mc = document.createElement('script'); mc.type = 'text/javascript'; mc.async = true; mc.src = ('https:' == document.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://cackle.me/widget.js'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(mc, s.nextSibling); })();